ВАЛГЕСАРЬ · WALKISAARI · WALKEASAARI · ВАЛКИСАРЫ · ВАЛКЕАСААРИ · VALKEASAARI · БЂЛЫЙ ОСТРОВЪ · КРАСНООСТРОВ · БЕЛООСТРОВ
 

Статьи о Белоострове

Вокзал, которого не было

 

Объект нуждался в маскировке. Было принято решение завалить его крышу свежесрубленными елями. Но древесина высохла быстро, и от первой же искры во время обстрела это грандиозное здание, свидетельствующее о мощи и незыблемости молодого государства, превратилось в факел. За несколько месяцев до этого пожара в одной из ленинградских газет за подписью начальника станции Белоостров Н.И. Захарова была опубликована следующая статья:

Старый деревянный вокзал

«СОВЕТСКИЙ БЕЛООСТРОВ
Деревянный домишко с модным колоколом на старенькой, низкой платформе да усатый жандарм с красным шнуром вокруг шеи — вот и весь внешний вид станции Белоостров до революции. Железнодорожная «техника» была представлена несколькими ручными стрелочными переводами и семафорами, ограниченным количеством путей. Никакой централизации и в помине не было. (...)

В 1935 году на месте старой, сгоревшей хибары был выстроен новый, первоклассный вокзал, замечательное произведение советской архитектуры. Возвышаясь гранитной глыбой над невысокими соснами пограничного рубежа, прекрасное здание белоостровского вокзала как бы символизирует мощь и уверенное спокойствие нашей великой страны, (...)»

      «Гранитная глыба» белоостровского вокзала? Это что-то новенькое. Все знают, что сначала был деревянный вокзал, а потом был построен новый, который стоит и поныне — и на «гранитную глыбу» он никак не тянет.

      Рассказывает Михаил Алексеевич ЛОГУНЦОВ:
      «Я живу в Белоострове с 1957 года и никогда не слышал о вокзале – «гранитной глыбе». Но однажды мне на глаза попалась книга Е. А. Балашова «Карельский перешеек. Часть I», СПб 2003, в которой была фотография грандиозного каменного вокзала, якобы построенного в Белоострове в 1934 году.
      Пытаясь прояснить ситуацию, я обратился к старожилам Сестрорецка. Но те сказали, что это ошибка: мол, каменного вокзала в Белоострове никогда не было. Как же не было, когда этот вокзал упомянут в старой ленинградской газете и
изображен на снимке? Тогда я позвонил в Центральный железнодорожный музей на Садовой улице и получил ответ, что маленькими вокзалами они не занимаются. В научном отделе ГИОПа об этом вокзале тоже ничего не знали. Мистика какая-то…

      А вот какое здание было здесь до всех этих событий.
      Знакомые предложили мне просмотреть архитектурные журналы того времени, так как проекты значительных зданий проходили конкурс, который непременно должен быть отображен в специальной прессе. Добросовестно потратив три дня на эти журналы, узнаю много интересного, но о вокзале в Белоострове – ни слова.
      Рассуждаю так: если в Белоострове был построен такой огромный вокзал, то должна остаться хотя бы часть фундамента. Но и этого при всем старании обнаружить не смог. И тут мне повезло: я встретился с местным жителем, Львом Васильевичем Чернышевым.»


Л.В.Чернышев стоит на месте фундамента бывшего вокзала
Фрагмент пола вокзала,
фото 2003г
      Здесь стоит сделать отступление. Дело в том, что после Великой Отечественной войны многие его жители в Белоостров не вернулись. Поэтому свидетелей тех событий практически не осталось. Л. В. Чернышев – одно из редких исключений.
Он подтвердил, что такой вокзал в Белоострове был, и даже показал мне его фундамент с большим подвалом.

      Рассказывает Лев Васильевич ЧЕРНЫШЕВ:
      «В 1934 году в Белоострове взамен старого деревянного железнодорожного вокзала был построен новый каменный.       Вокзал был очень красивый, двухэтажный, с мраморной облицовкой. На первом этаже находились билетные кассы, буфет и киоски с мороженым, газированной водой и газетами, на втором – ресторан.
      По рассказам нашей матери, на открытие вокзала должен был приехать С. М. Киров. Вокзал и прилегающие постройки были разукрашены красными флагами, все было подготовлено к встрече…»

      Открытие нового вокзала было назначено на 3 декабря 1934 года. Но 2 декабря во всех газетах Советского Союза появилось:

Правительственное сообщение
 
С.М.Киров
     «ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СООБЩЕНИЕ
МОСКВА, 1– XII (ТАСС). 1-го декабря в 16 час. 30 мин. В городе Ленинграде в здании Ленинградского совета (бывший Смольный) от руки убийцы, подосланного врагами рабочего класса, погиб секретарь Центрального и Ленинградского комитетов ВКП (большевиков) и член президиума ЦИК СССР товарищ СЕРГЕЙ МИРОНОВИЧ КИРОВ. Стрелявший задержан. Личность его выясняется».

      (Перепечатка из газеты «Сталинец» от 02. 12. 1934 г.)


Посмертная маска Кирова
Посмертная маска
С.М.Кирова, 1934г
Сталин и Киров
Сталин и Киров
1930г
Похороны Кирова
Сталин, Ворошилов,
Молотов и Калинин
несут урну с прахом
т.Кирова из Дома Союзов

Сталин у гроба Кирова
Сталин у гроба Кирова,
Москва, декабрь 1934г
Извещение

      Судя по газетной хронике, в стране наступило полное замешательство, и траурные церемонии не дали возможности провести открытие вокзала в намеченный срок. Спустя неделю руководство железной дороги приняло решение о переносе даты

      «ИЗВЕЩЕНИЕ УПРАВЛЕНИЕ ОКТЯБРЬСКИХ Ж. Д. сообщает, что ОТКРЫТИЕ ВОКЗАЛА НА СТ. БЕЛООСТРОВ, назначенное на 3-е декабря с. г., СОСТОИТСЯ 12 ДЕКАБРЯ. Выезд из Ленинграда с Финляндского вокзала в 11 ч. 47 мин. Выданные на 3-е декабря пригласительные билеты действительны на 12 декабря.
УПРАВЛЕНИЕ ОКТ. Ж. Д,)»

      (Из газеты «Сталинец» от 10.12.1934 г.)

      Через 4 дня та же газета так писала об этом событии:

      ТОРЖЕСТВО НА ГРАНИЦЕ
Торжество на границе
      Небольшое, но знаменательное торжество происходило 12 декабря днем на самой границе Советского Союза с Финляндией. Мы очень привыкли к таким торжествам. В нашей огромной социалистической родине ежедневно почти открываются новые предприятия, новые гиганты индустрии или культуры.
      На границе с Финляндией 12 декабря открыт новый только что выстроенный вокзал. Строгий, но в то же время и ласкающий глаз архитектурный стиль, спокойный, но в то же время и могущественный, вполне отображающий величие великой страны.
      Открытие Белоостровского вокзала, этого нового показателя хозяйственного и культурного роста СССР, сопровождалось очень скромным торжеством. В обычно малолюдный пункт сегодня прибыло около 500 человек гостей. Зам. начальника Октябрьской ж. д. тов. Бадашев, начальник политотдела 7 отделения тов. Савельев, работники управления дорог и политотдела 7-го отделения и другие.
      Около часа дня открылся короткий митинг. С небольшим словом, посвященным значению стройки, выступил т. Бадашев. Он призвал работников вокзала к охране чистоты и порядка в новом здании, к бережливому отношению к социалистическому имуществу.
      После выступления рядовых рабочих-строителей вокзала было проведено премирование участников строительства. Премировано больше 10 человек.
      На митинге выступавшие вспоминали безвременно ушедшего от нас тов. Кирова, вложившего немало труда и заботы в постройку Белоостровского вокзала.
      Не пришлось Сергею Мироновичу повидать новое здание, ходом постройки которого он так живо интересовался.
После митинга для присутствующих был устроен банкет, затянувшийся до 4 часов вечера.»
      (Из газеты «Сталинец» от 14. 12. 1934 г.)

      Я отыскал газету «Сталинец» от 5 декабря 1939 г., и за подписью начальника станции Белоостров Н. И. Захарова увидел заметку:

      «СОВЕТСКИЙ БЕЛООСТРОВ
      Деревянный домишко с модным колоколом на старенькой, низкой платформе да усатый жандарм с красным шнуром вокруг шеи-вот и весь внешний вид станции Белоостров до революции. Железнодорожная «техника» была представлена несколькими ручными стрелочными переводами и семафорами, ограниченным количеством путей. Никакой централизации и в помине не было. (…)
      …В 1935 (опечатка, надо 1934 г. – автор) на месте старой, сгоревшей хибары был выстроен новый, первоклассный вокзал, замечательное произведение советской архитектуры. Возвышаясь гранитной глыбой над невысокими соснами пограничного рубежа, прекрасное здание белоостровского вокзала как бы символизирует мощь и уверенное спокойствие нашей великой страны (…)
      Ранее, еще в 1931 год, на станции была построена электрическая централизация. Высится новая башня централизации. Вместо старых семафоров ныне в темноту бросают разноцветные огоньки светофоры. Развились пути. Построены пути, соединяющие Белоостров с Сестрорецком, и трудящиеся г. Ленина получили кольцевую дорогу к местам отдыха.
      На смену маленьким ветхим домишкам железнодорожников выстроены семь просторных домов. Введено здание красного уголка с зрительным залом на 250 чел., с звуковой киноустановкой с комнатами для работы кружков, для игр, отдыха, струнного оркестра. Территория станции украсилась газонами».

Фрагменты вокзала в Белоострове
Фрагмент вокзала в Белоострове Фрагмент вокзала в Белоострове Фрагмент вокзала в Белоострове
Фрагмент вокзала в Белоострове Фрагмент вокзала в Белоострове
Фрагмент вокзала в Белоострове

Рельефы на фасадах здания вокзала
Рельеф Социалистическая индустрия
"Социалистическая индустрия"
Рельеф Железнодорожный транспорт
"Железнодорожный транспорт"
Рельеф Сельское хозяйство
"Техническая учёба"

      Характерно идеологическое обоснование грандиозности постройки. Не надо забывать, что в период принятия решения о строительстве такого огромного и дорогого вокзала в СССР был голод. Передо мной встал вопрос: почему же никто не знает о существовававшем еще совсем недавно огромном каменном вокзале Белоострова?

      Косвенный ответ содержался в книге «Архитектура железнодорожных вокзалов» (Явейн И.Г. М. 1938.//Сс.271-272):
«В наших условиях желательно, чтобы вокзал не только представлял собой архитектурно-техническое сооружение, но и показывал проезжающим рост, развитие и особенности района, рассказывал о крупнейших исторических и революционных событиях, происшедших в данной местности, и о том, как создавались дорога, завод или город.
Для этой цели следует использовать скульптуру, барельефы, мозаики, фрески и живопись.
      Хороший почин в этом отношении сделан на новом пограничном вокзале в Белоострове (граница СССР и Финляндии), построенном по инициативе С. М. Кирова. Когда поезд подходит к вокзалу со стороны Финляндии, то первое, что бросается в глаза, – это высеченный в камне большой герб СССР, которым увенчан угол здания. Кроме того, главный вход и фриз вокзала обработаны барельефами, рисующими жизнь и развитие СССР и его промышленности»
.
      Н. Томский1, позднее академик архитектуры, являлся автором многочисленных скульптур и рельефов.

      Собирая информацию, я пришел к выводу, что история советского Белоострова вообще известна мало.
После образования независимой Финляндии в 1918 г. здесь прошла государственная граница с ее широкой пограничной полосой: она шла по реке Сестре, находившейся на 32-м км Финляндской жел. дороги (или на удалении около 20 км от городской черты).
      В конце 20-х годов вдоль всей границы начинается строительство особо секретных фортификационных сооружений Карельского укрепрайона, протянувшихся от берега Финского залива до Ладоги.
      Район Белоострова был наиболее опасным участком для возможного вторжения со стороны Финляндии. Здесь находились: железная дорога Ленинград–Хельсинки, Приморское и Выборгское шоссе. Именно в этом месте сооружались наиболее мощные ДОТы Карельского укрепрайона.
      Есть свидетельства – воспоминания людей, которые в довоенное время были пассажирами пригородных поездов, следующих через Белоостров:

Схема местности в районе  ж/д ст.Белоостров
      На участке Дибуны – Белоостров – Курорт поезд сопровождали вооруженные винтовками пограничники. Они были в каждом тамбуре вагонов и следили, чтобы по нему «не было хождений, и окна были закрыты шторками». На станции Белоостров можно было выйти, только имея специальный пропуск для пребывания в пограничной зоне. Проверка документов пограничниками была у выхода из вагона.
      Все эти ограничения имели перед собой одну цель – не дать возможности предполагаемым врагам увидеть особо секретную зону с ее мощными ДОТами и противотанковыми рвами, располагающимися по ходу движения поезда. По воспоминаниям довоенных жителей Белоострова, живших к северу от станции, от вокзала до своих домов они добирались по специальной «тыловой» дороге (ныне улица Лесная).
Архитектор А.И.Воробьёв
Идя по этой дороге, жителям запрещалось смотреть в сторону границы. Это строго контролировалось пограничниками. Белоостровцам, имеющими дома на Александровском шоссе, рядом с рекой Сестрой, разрешалось заходить на свои участки только со стороны «тыловой дороги».
      Там находилась пограничная полоса. В те годы граница с Финляндией проходила в непосредственной близости от Белоострова. Поэтому все более-менее крупные строительные объекты автоматически засекречивались. В довоенное время в Белоострове был засекречен каждый квадратный метр, а въезд осуществлялся только по спецпропускам. Вокзал в этом отношении не исключение. Как явствует из «Личного листка члена Союза Архитекторов СССР» с 1935 года архитектора Александра Ивановича Воробьева3 (27.11.1897-25.02.1981), проектировавшего этот вокзал, в указанный период он не занимался строительством какого-либо вокзала, а с 1935 года был переведен на «конструктивную разработку секретных объектов оборонного значения».

      Редкое свидетельство о том, что все-таки Воробьев был причастен к вокзалу, содержится здесь:

Извещение
      «НОВЫЙ ВОКЗАЛ В БЕЛООСТРОВЕ
      12 декабря состоялось торжественное открытие нового вокзала на ст. Белоостров. Выстроенный по проекту арх. Воробьева, новый Белоостровский вокзал отличается своей монументальностью, строгой выдержанностью стиля и высокохудожественной отделкой»
.
      (Из газеты «Ленинградская Правда» от 14.12.1934 г.)
Семья Кельвияйнен 07.10.1941

      Рассказывает Галина Константиновна Кельвиняйнен, жительница Белоострова:
      «Приблизительно 20 августа 1941 года наша учительница Хайна Суламифь Цезаревна обошла учеников старших классов и предложила прийти на следующее утро к вокзалу. Когда мы собрались, нам сказали, что мы должны помочь замаскировать крышу вокзала зелеными елками, чтобы враги не догадались, где он находится.
      Мужчины-железнодорожники рубили елки высотой около 3-х метров вдоль железной дороги, в 500-х метрах от вокзала, в направлении станции Дибуны, а мы подтаскивали и грузили их в открытые железнодорожные платформы. Потом паровоз подвез их к вокзалу, и с помощью веревок мужчины поднимали елки на крышу».

      Это было явно ошибочное решение, т. к. елки на крыше вокзала быстро высохли, и от первой же искры во время обстрела это грандиозное здание, «свидетельствующее о мощи и незыблемости молодого государства», превратилось в огромный факел.
      В начале сентября 1941 года Белоостров находился в центре ожесточенных боев между финскими и советскими войсками. Четыре раза пристанционный поселок переходил из рук в руки.
      С 13 по 20 сентября 1941 г. поселок был подвергнут артиллерийским обстрелам со стороны кронштадтских фортов «Обручев» и «Первомайский», а также с орудий линкора «Октябрьская революция» (калибр 305 мм) и крейсера «Киров» (калибр 180 мм). Цели указывались артиллерийским наблюдателем, находящимся в верхней части водонапорной башни на станции Курорт.

      Военный корреспондент Павел Лукницкий 20 сентября 1941 г. стал свидетелем самой мощной атаки советских частей на Белоостров, занятый финнами:
«…Танки с исходного положения вышли в 6 ч. 17 мин. (к Белоострову), двигаясь кильватерной колонной.
      Впереди были шесть КВ, восемь Т–34, за ними двадцать легких Т–26 (…)
      Наши части, ворвавшись в Белоостров, вели бой на улицах (…) В полном одиночестве, хлюпая по лужам, я добрался до разрушенного, прогорелого Белоостровского вокзала».

      14 июля 1944 г., после освобождения Белоострова от финских войск, Павел Лукницкий писал:
      «Несуществующий Белоостров: из руин его домов и фундаментов давно сделаны дзоты, доты, блиндажи(…) Только от вокзала остались куски, по которым можно представить себе прежние формы здания»2.

      Рассказывает Лев Васильевич Чернышев:
      «Когда мы вернулись из эвакуации, Белоостров было не узнать. Все было разрушено. Кругом зияли воронки от снарядов. Наш красивый вокзал был взорван. Он лежал в котловане, перевернутый вместе с фундаментом и расколотый пополам».

      После войны 1941–45 гг. огромное число зданий лежали в руинах, и вокзал восстанавливать не стали, тем более что граница с Финляндией была отодвинута за Выборг. Станция Белоостров стала одной из рядовых промежуточных остановок пригородных поездов.
Нынешний вокзал в Белоострове
      В 1945 году на рельсы поставили железнодорожный вагон, где стали продавать билеты на пригородные поезда, а впоследствии для этой же цели соорудили маленькое деревянное здание. В середине 50-х был построен кирпичный типовой вокзал, который существует и поныне.
      Вот так распорядилась судьба. Еще совсем недавно в 32-х км от Ленинграда в Белоострове был построен никому не известный грандиозный красавец-вокзал, которому суждено было прожить очень недолгую жизнь. Он появился на свет 1 декабря 1934 года, в день убийства своего «духовного отца» С. М. Кирова, и погиб, когда ему не исполнилось полных семи лет в сентябре 1941 года.

      Но на этом история вокзала не закончилась.
      Рассказывает житель Белоострова Антонина Георгиевна:
      «В 1956 году двое братьев К., проживавшие рядом со станцией Белоостров на улице Биржевая решили совершить кражу из продовольственного магазина железной дороги «ОРС» (ныне не существует), построенного рядом с фундаментом бывшего вокзала. В течение многих дней они методично вели подкоп со стороны его подвала. Прокопав ход, длинной около 15 метров, и взломав деревянный пол в магазине, они похитили различные продукты, но вскоре были задержаны сотрудниками милиции, сознались в содеянном, и в дальнейшем предстали перед судом».

Скульптор Н.Томский

1 ТОМСКИЙ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1900-1984)
российский скульптор нар. худ. СССР (1960), действительный член АХСССР (1949, президент 1968-1983), Герой соц. труда (1970).

Томский создал образы, проникнутые героическим пафосом (памятник С.М.Кирову в Ленинграде в 1938 г.), Ленину, многочисленные портреты героев Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Награжден 2 орденами Ленина, орд. Труд. Кр. Знамени и медалями. (БСЭ т. 26 М. 1977. с. 66).

 

Развалины башни централизации

2 в качестве дополнения к статье в апреле 2013 г. Михаил Логунцов предоставил также послевоенное фото развалин башни централизации белоостровского вокзала (ориентировочный год фотосъёмки - 1948-1949гг). Фото предоставлено ему 04.04.2013г. Валентином Павловичем Соколовым (из семейного архива)

 

М.Логунцов, 2004 г.

3 При написании статьи в распоряжении автора не было сведений, которые стали известны только благодаря обращению А.Л.Лебедева на сайт в феврале 2014г. Благодаря предоставленной им информации стал известен настоящий автор проекта - Андрей Степанович Воробьев. Подробнее >>



Благодарность редакции

Статья изначально опубликована в газете "Сестрорецкие берега", сентябрь 2004г, в журнале "История Петербурга" и в различных сборниках.
На страницах своей газеты редакция "Сестрорецких Берегов" выразила благодарность М.Логунцову за уникальные материалы, представленные в статье.

Текст во всех публикациях идентичен, но количество иллюстраций к тексту - в разных подборках, в зависимости от издания. На сайте опубликован наиболее полный вариант исходного текста с максимальным количеством иллюстраций, собранных из всех изданий статьи, плюс последние дополнения. Некоторые иллюстрации публикуются впервые и наиболее полная подборка иллюстраций к статье присутствует только на этом сайте.




Дополнительные материалы по теме:
- видеофрагмент сестрорецкого ТВ (март 2013г.) об истории Белоостровского вокзала
- Обсуждение белоостровского вокзала в Форуме


© BELOOSTROV.RU

список статей


Разработка и поддержка: Aqua$erg © 2006 - 2017