ВАЛГЕСАРЬ · WALKISAARI · WALKEASAARI · ВАЛКИСАРЫ · ВАЛКЕАСААРИ · VALKEASAARI · БЂЛЫЙ ОСТРОВЪ · КРАСНООСТРОВ · БЕЛООСТРОВ
 

Статьи о Белоострове

Сестра - пограничная река
 

 

СЕСТРА - ПОГРАНИЧНАЯ РЕКА

     Значение этой реки в истории Карелии столь велико, что она заслуживает особого рассказа. В общей сложности в течение шести столетий Сестра сохраняла свое пограничное положение между Выборгской Карелией и Ижорской землей. Нередко она разделяла жителей Карельского перешейка на два враждебных лагеря, споры между которыми часто решались с помощью оружия. Когда река утрачивала свои статус государственного рубежа, она сохраняла значение церковно-приходской или административной границы. В последнем качестве она остается и поныне.

     Впервые Сестра-река стала пограничной еще в 1323 году, когда на Ореховом острове между шведами и новгородцами был заключен Ореховецкий мирный договор, определивший первую официальную границу древнерусского государства на северо-западе. Вероятно, с тех времен Сестра-река и получила у жителей шведской Карелии свое второе имя - Рая-йоки, что в переводе с финского и означает "Пограничная река". К сожалению, до нас не дошло точных данных о первоначальном карельском названии этой реки, но из текстов Ореховецкого договора явствует, что шведы называли ее Сюстербэк, а новгородцы - Сестрея. Некоторые исследователи полагают, что в основе названия реки лежит карельское слово siehtari (черная смородина), отсюда Siestaroja либо Siestarjoki. Вместе с тем осмелюсь предложить читателю и иное толкование происхождения названия реки Сиестар-йоки. Оно заключается в том, что один из главных притоков реки вплоть до недавнего времени назывался Сиес-йоки и вытекал из озера Сиес-ярви (после переименования 1951 года ручей называется Брат, а озеро - Люблинское). С другой стороны, основное русло реки в древности предположительно именовалось Сиестар-йоки. Если это действительно имело место, то следует обратить внимание, что в финском языке частица "-тар" служит для обозначения женского рода в некоторых существительных. Слово "Сиес" либо "Сеес" могло быть, например, родовым иерархическим титулом или личным именем какого-то языческого божества мужского рода, и тогда в качестве женского рода употреблялось бы словообразование "Сиестар". Соотношение притока Сиес-йоки как мужского начала и главного русла реки Сиестар-йоки как женского начала вполне отвечает теории о матриархальном укладе дохристианской эпохи. Наряду с вышеизложенным предположением не следует отвергать и гипотезу о том, что первоначальное название реки могло быть латинского или славянского происхождения, хотя это и менее вероятно.

Риитамаа (Спорная земля)
 в верховьях Сестры в XV в.

     Наличие двух внешне похожих друг на друга названий русел Сиес-йоки и Сиестар-йоки породило в дальнейшем многочисленные пограничные споры, которые, как правило, завершались войнами. Такие споры между жителями шведской Карелии и Новгородской республики начали возникать уже после установления Ореховецкой границы 1323 года. В русском тексте договора упоминалось только одно название реки - Сестрея. Об ее притоке Сиес-йоки ни в русском, ни в шведском текстах не упоминалось вовсе. Эта гидронимическая особенность была известна только местным жителям, которые стремились захватить друг у друга лучшие и более плодородные земли, находившиеся именно в междуречье. Крестьянские самозахваты этих территорий часто приводили к том у, что в дело приходилось вмешиваться войскам. Постепенно положение принимало такой серьезный оборот, что шведский король Густав Ваза (правил с 1523 по 1560 год), заботившийся о прогрессивном и мирном развитии Финляндии, приказал переселить всех крестьян из приграничных карельских деревень вглубь страны, а на их место заселить новых жителей "не знающих еще разбоя". В эти деревни были привезены выходцы из области Уусимаа (округ совр. Хельсинки), но, несмотря на данную меру, разбои вскоре вновь возобновились. Вообще ХVI век был наиболее тяжелым временем для жителей Карельского перешейка. Он ознаменовался самым большим количеством обоюдных нападений на приграничные районы.

     Много раз сходились на берегах Сестры послы для мирных переговоров. Так в 1575 году предварительные переговоры велись на мосту через Сестру. Представители Юхана III вначале предложили встретиться на шведской стороне, но русские отвечали: "К вам на мост, на вашу половину, не ступим ни одное мостовины!" Тогда шведы покрыли мост суконной кровлей, сделав подобие шатра, однако посланцы Ивана Грозного категорически отказались вести переговоры в таких условиях: "Государских великих дел на мосту не делают!". Наконец, испросив разрешения и получив согласие, шведы передвинули по мосту свою "кровлю" на русский берег, к посольскому шатру, поставленному у самой воды, при въезде на мост, и "учинили" таким образом "съезжий" шатер. В отчете русских послов перенесение "сукна" объяснялось сильным дождем, но, возможно, это имело и символическое значение: шведские дипломаты не просто пришли в русский шатёр, а как бы перенесли на другой берег собственную территорию.*

     Длительное военное противостояние завершилось, наконец, Тявзинским миром 1595 года, при котором враждующие стороны договорились о более точном разграничении спорных территорий в верховьях Сестры и на острове Ретусаари (о. Котлин). Пограничная комиссия в составе шведских и русских представителей** обследовала верховья Сестры и убедилась , что прежняя Ореховецкая граница действительно проходила по главному руслу реки Сиестар-йоки, а не по ее притоку Сиес-йоки. На это указывал найденный ими старый пограничный знак Ристикиви***. На этом вопрос о том, где же действительно должна проходить граница русских и шведских владений был окончательно исчерпан, но в истории Карелии вся приграничная местность по правому берегу Сестры получила с тех пор название Риитамаа, что в переводе означает "спорная земля". Среди финских исследователей существует мнение, что это название, переведенное на шведский язык как Kivanebb (kiv - спор, nebb - оконечность), затем вновь трансформировалось в финском звучании как Кивеннапа и в таком виде стало названием целой волости.

     Когда в результате польско-шведской интервенции в начале XVII века Россия утратила свои обширные северо-западные территории, и ее границы передвинулись далеко на юг, к реке Луга, то Сестра стала внутренней границей между Выборгским леном и Ингерманландией. Православное ижорское население левобережья Сестры постепенно начало сменяться финнами лютеранского вероисповедания, прибывшими главным образом из губернии Саво. Так называемые савокоты и эвремейзеты распространились постепенно по всей ижорской земле, которая шведами именовалась Ингерманланд (Ingermanland), поэтому позднее их стали называть ингерманландскими финнами.


     По окончании Северной войны русская граница вновь переместилась, но уже в противоположном направлении, т .е. к северу, за Выборг. Река Сестра по-прежнему оставалась внутренней границей между Выборгскими и Ингерманландскими землями, но уже в пределах российской территории. И только в 1811-1812 годах, когда по повелению Александра I Выборгская губерния была воссоединена с автономным Великим княжеством Финляндским, граница Российской империи вновь прошла по р. Сестре. Однако тогда она стала лишь административной и таможенной, поэтому пограничное положение мало сказывалось на жизни местных крестьян, которые на обоих берегах Сестры вели оживленную хозяйственную деятельность. Через реку вели многочисленные мосты, местные крестьяне нередко переезжали русло вброд. Но так продолжалось лишь до лета 1918 года, когда Финляндия, отстояв в гражданской войне свою независимость, закрыла границу с Советской Россией, чтобы впредь исключить возможность проникновения на свою территорию красных отрядов из революционного Петрограда. Берега Сестры вскоре затянули рядами колючей проволоки, за которыми пролегли дозорные тропы пограничных патрулей, и контакты местного приграничного населения с противоположной стороной вовсе прекратились. У финляндских крестьян исчезла возможность вести, как прежде, прибыльную торговлю с Петроградом, и это обстоятельство обрекло многие крестьянские семьи на крайне бедственное существование в течение ряда лет. Нередки были случаи, когда целым семьям приходилось покидать родные места в поисках работы на чужбине. В еще более тяжелом положении оказались жители российских приграничных деревень, большую часть которых составляли ингерманландские финны. В 1930-е годы многие из них подверглись раскулачиванию и высылке. Эпоха коллективизации завершилась в 1935 году операцией Ленинградского УНКВД "по очистке пограничной полосы Ленинградской области и Карелии от кулаков и антисоветских элементов в порядке репрессии". Затем в 1936 году 22-х километровая погранполоса вдоль границы с Финляндией была полностью очищена от местного населения. Наблюдавшие издали за ходом этого переселения жители финляндского берега Сестры описывали позднее в своих воспоминаниях, как длинные вереницы телег с поклажей, сопровождаемые бредущими в неизвестность крестьянскими семьями под конвоем молодцеватых красноармейцев, под неумолкаемый плач женщин и окрики конвоиров медленно скрывались из виду. Вслед за этим к делу приступал огонь, превращая опустевшие деревни в пепелище. Лишь деревни, расположенные в глубине погранполосы не подверглись уничтожению, поскольку в них размещались прибывающие на Карельский перешеек советские воинские подразделения.

     С 1936 года на Карельском перешейке началось строительство военных городков, сюда же были переведены части из внутренних военных округов. Одновременно шло строительство советских долговременных укреплений от Финского залива до Ладожского озера. Эта советская оборонительная полоса известна также под названием Карельский укрепленный район (сокращенно КаУР). Передовые ДОТы КаУРа располагались непосредственно у левого берега Сестра-реки на самом виду у финнов. Все сведения о КаУРе долго держались в секрете, поэтому упоминания о нем крайне редко встречаются в отечественной литературе. Но на основании опубликованных исследований, проведенных К.Б. Назаренко, можно утверждать, что советская фортификационная линия КаУР по своей боевой мощи уже в 1939 году превосходила главную оборонительную полосу финнов, широко известную под названием "линия Маннергейма"****

     В период советско-финляндской войны 1939-1940 годов мощные укрепления КаУРа сразу оказались вне района боевых действий в тылу наступающей Красной Армии и только осенью 1941 года Карельский укрепрайон оправдал свое назначение. 31 августа войска финской армии достигли линии старой советско-финляндской границы. Отсутствие серьезного сопротивления со стороны дезорганизованных войск 23-й армии позволило финнам без особого труда форсировать Сестру, занять левобережный плацдарм на глубину до 10 километров и спрямить таким образом линию фронта. При этом более десятка железобетонных советских укреплений оказались захваченными финнами. К этому времени советское командование сумело организовать решительный отпор финнам, которые уже не рискнули активно штурмовать советские ДОТы и ДЗОТЫ, предвидя, какими потерями это могло бы обернуться для них. Печальный опыт Красной Армии в предыдущей войне послужил и для них уроком. Главнокомандующий финской армии К.Г. Маннергейм издал приказ о переходе к обороне. Таким образом, КаУР стал единственным укрепрайоном на западных рубежах СССР, который не был прорван и уничтожен войсками противника.

     В июне 1944 года от линии КаУРа началось наступление советских войск на Карельском перешейке, которое финнам удалось сдержать только за Выборгом и на Вуоксинском рубеже. Выход Финляндии из войны предусматривал повторную передачу Советскому Союзу территорий финляндской Карелии. Частично возвратившемуся в период 1942-1944 годов карельскому населению опять пришлось отправляться в эвакуацию...

     Берега Сестры вновь опустели, если не считать временно дислоцировавшихся в некоторых деревнях тыловых подразделений воинских частей.

     По окончании войны в 1945 году началось вторичное заселение так называемых "новых районов", и со всех концов обширного советского государства на Карельский перешеек стали стекаться переселенцы различных национальностей. Значительная часть их прибывала из опустошенных войной районов Украины и Белоруссии, расселяясь в уцелевших бывших финских деревнях, сохранивших свои исторические названия. От верховий Сестры по правому (карельскому) берегу располагались следующие деревни: Риихиё, Кекрола, Хартонен, Тонтери, Таммиселькя, Яппинен (Яппиля), Хаапала, Куоккала. В 1948 году все бывшие финские деревни по Указу советского правительства были подвергнуты тотальному переименованию и получили новые "русские" названия. Кекрола превратилась в Пионерское, Хартонен - в Люблино, Тонтери - в Пшеничное, Таммиселькя - в Славино, Яппинен - в Симагино, Хаапала - в Ленинское, Куоккала - в Репино. Смысл и тайные мотивы этого переименования становятся очевидными, стоит лишь внимательно взглянуть на современную карту Карельского перешейка и убедиться, что все финноязычные названия деревень, расположенных на исконно принадлежавших России землях кампания переименований совершенно не затронула. Так, левобережные деревни Сестра-реки сохраняют свои прежние исторические названия и поныне: Термолово, Каллелово, Майнила, Аккази, Алакуль (см. илл. 9). Примечательно, что они сохранились даже несмотря на то, что коренное финноязычное население их исчезло полностью еще в 1930-х годах, а сами деревни были стерты с лица земли либо тогда же, либо в ходе боевых действий 1941-1944 годов, когда линия фронта проходила в 10-15 км восточнее Сестры. Не известно, брался ли кто-нибудь за восстановление этих деревень в послевоенное время, но на месте одних вскоре появились поля и луга, а другие и вовсе заросли лесом да кустарником.

     К настоящему времени многие ингерманландские деревни, как, впрочем, и бывшие финские, поглощены гигантскими массивами дачной застройки, именующимися, благодаря свойственной нам привычке называть вещи не своими именами, садоводствами. Как правило, жители этих новых поселений, проводящие в них свой летний досуг, не имеют ни малейшего представления об истории окружающей их местности. Именно с целью ознакомления наших соотечественников с ней приводится ниже описание некоторых деревень ижорской и карельской земли от их первого упоминания в писцовых (налоговых) книгах и до наших дней.

* Л. А. Юзефович. "Как в посольских обычаях ведется…" Русский посольский обычай конца XV - начала XVII в. М.: Международные отношения, 1988, с. 60.

** Шведскую сторону комиссии представлял комендант Выборгского замка Матти Крус, адмирал Кексгольмского флота Яаккима Бранд и владелец поместья Тиустер некто Арви Вилдеман. Русскую сторону представлял князь Василий Андреевич Звенигородский и дьякон Игнатий Тимофеевич Сафонов.

*** Еше со времен Ореховецкого мира вдоль линии границы были отмечены особыми знаками (крестом и крюком) несколько 6ольших валунов. Согласно Тявзинскому мирному договору 1595 г. русско-шведская граница также установилась по руслу р. Сестры, а на старых пограничных камнях были дополнительно высечены цифры 1595 и крест. Один из таких камней следует искать на южном побережье о. Котлин (Ретусаари), другой - на северном побережьи возле устья реки Сестры. Третий же камень - Ристикиви - найден исследователем А. Резниковым в 1998 г. между истоками рек Сестры и Сайи (ныне р. Волчья) на одной из межболотных вохвышенностей около "бетонки". На этом камне 17 августа 1595 года был высечен крест, а вся близлежащая местность со временем получила название Ристикиви, т.е. Крестовый камень. В 2000 г. силами энтузиастов ИКО "Карелия" возле древнего камня был установлен памятный знак.

**** Незащищенность границы с Финляндией и ее близость к Петрограду беспокоило правительство Советской России уже с 1918 г. Именно это обстоятельство вызвало перенос столицы из Петрограда в Москву. Но у Финляндии было не меньше поводов для беспокойства, поэтому с 1919 г. финны начали строить свои бетонные укрепления по линии Вуоксы. В 1928 г. по приказу Наркома обороны К.Е. Ворошилова началось сооружение советского укрепрайона на Карельском перешейке.

 

Е.А.Балашов

книга "Карельский перешеек - земля неизведанная" ч.1.


© BELOOSTROV.RU

 
список статей


Разработка и поддержка: Aqua$erg © 2006 - 2017