ВАЛГЕСАРЬ · WALKISAARI · WALKEASAARI · ВАЛКИСАРЫ · ВАЛКЕАСААРИ · VALKEASAARI · БЂЛЫЙ ОСТРОВЪ · КРАСНООСТРОВ · БЕЛООСТРОВ
 

Статьи о Белоострове

Раяйоки (Rajajoki)

 

Раяйоки (Rajajoki)
исчезнувшая станция у пограничной реки

На перегоне от станции Белоостров до безликой ныне платформы Солнечное, скучающий путник из окна электропоезда не увидит ничего примечательного. Лишь блеснет на мгновенье река… Глядя на разбросанные жилые и хозяйственные постройки, гаражи, дачки, лоскуты огородов, уже трудно представить, что на этом коротком отрезке пути стояли монументальные вокзалы, текла по своим строгим законам пограничная жизнь, а воды Сестры-Раяйоки отражали два государственных флага, высоко поднятые на мачтах у железнодорожного моста.

Нажмите, чтобы увеличить
Пограничный мост,
конец 1920-х гг.

      Как известно, после открытия в феврале 1870г. движения на участке Санкт-Петербург — Выборг Финляндской железной дороги, первой станцией на территории Великого княжества Финляндского долгое время оставалась Терийоки — современный Зеленогорск. В 1875г. на ней организовали работу таможенной экспедиции, проводившей «очистку пошлиной» товаров и досмотр клади пассажиров следовавших в Финляндию. До этого момента таможенный контроль потока товаров обоих направлений осуществлялся на станции Белоостров, где для русских и финляндских таможенных чинов построили отдельные жилые дома, а в здании вокзала имелся таможенный зал с двумя экспедиционными комнатами. В ходе последовавшего затем дачного «покорения» местности, между Белоостровом и Терийоки возникли новые остановочные пункты: Куоккала (Репино) в 1891г., затем в 1901г. Келломяки (Комарово) и Оллила (Солнечное), позже (к 1914г.) — платформа Канерва, между Куоккала и Келломяки.

      Раяйоки — станция с именем, издавна данным финнами пограничной реке, предназначалась вовсе не для удобств дачников. Она создавалась как крупный транспортный узел, со всей присущей инфраструктурой. Строительные работы начались в канун Первой мировой войны. В
Нажмите, чтобы увеличить
Фасад вокзала с тыловых
путей, кон. 1920-х гг.
километре от реки, в перелесках Задней Куоккалы (историческое название местности) были выстроены вокзал с перронами, грузовые платформы с навесами и без, пакгаузы, казармы для рабочих, депо с ремонтными мастерскими; уложены многие километры сортировочных путей, оборудованные семафорами и стрелочными переводами. На пограничную станцию планировалось перенести деятельность таможенной службы, нахождение которой в Терийоки — дачной столице перешейка, давно перестало отвечать требованиям устройства пограничного движения между Россией и Великим княжеством. Война внесла свои коррективы в первоначальные планы мирного времени. Не позднее середины 1916г., в еще не полностью отделанных помещениях вокзала, расположились службы «Раяйокского временного лазарета Императорского Красного Креста». Для раненых с фронтов мировой бойни тогда приспособляли любые помещения, в связи с нехваткой мест в госпиталях и больницах. Деятельность лазарета продолжалась, видимо, и почти весь 1917г. В целом, станционный комплекс достроили к декабрю 1917г. - судьбоносному для государственной независимости Финляндии моменту.

     
Нажмите, чтобы увеличить
Фасад с тыловых путей,
нач. 1930-х гг.
Украшением станции стало здание вокзала, выполненное по проекту Бруно Фердинанда Гранхольма (1857-1930гг.) — выпускника Политехнического института в Хельсинки, архитектора Главного управления железных дорог Финляндии. По его же проектам в 1914-1917гг. возвели новые вокзалы станций Терийоки и Удельная. Вокзал в Раяйоки представлял собой довольно сложную композицию из четырех нанизанных на единую ось архитектурных объемов и занимал островное положение между рельсами магистральных и вспомогательных путей. Выходящие на них фасады вокзала выглядели почти идентично. В чертах постройки в логической взаимосвязи присутствовали элементы финского национального романтизма и новых стилистических направлений архитектуры начала второго десятилетия ХХ века.
Нажмите, чтобы увеличить
Фасад с главных путей,
кон. 1920-х гг.
      Основная эстетическая роль отводилась центральной части сооружения, имеющей выразительный, запоминающийся силуэт. Более широкая в плане, на сложенном из крупных блоков гранита цоколе, с мощными объемами по углам, подобным крепостным башням, увенчанных фигурными кровлями и шпилями. Первый этаж декоративно оформляла облицовка из тесаного и колотого гранита, выделяясь на фоне оштукатуренных плоскостей стен. Высокую с изломом кровлю между башнями прорезaли мансардные окна. Отличительной чертой данного проекта Гранхольма являлось то, что центральный зал ожидания не был проходным. Вход в вокзал и выход осуществлялись через арочные тамбуры бокового протяженного крыла, сочетающего в себе разновысокие элементы и фланкирующую башню, подобную центральным, со шлемовидным куполом и флагштоком. Размеренный ритм проемов на фасадах оживляли контуры кровель составляющих крыло объемов. Верхний пояс остекления образовывал световой фонарь над помещением таможни. С другой стороны к центральной части примыкала двухэтажная пристройка эксплуатационных служб со своим входом, сдержанность облика которой нарушала лишь живость линии карниза. В подвале размещалась собственная котельная. Комплекс завершал дворик для дымовой трубы котельной, запаса угля и дров, огражденный стеной с небольшими проемами без остекления. Двор делил на две равные части проход в вокзал.
Нажмите, чтобы увеличить
Фасад с главных путей,
сер.1930-х гг.
      Динамику и живописность фасадам вокзала придавали разнообразие форм и размеров оконных заполнений, с расстекловкой в мелкую клетку, черепичные фрагменты, решетки с геометрическим орнаментом в виде колец. Фигурные флюгера на оголовках дымовых труб и водосточные трубы прямоугольного сечения вносили дополнительную оригинальность в облик постройки. Рационально спланированное и добротно построенное здание производило строгий и торжественный вид. Высокому эстетическому уровню соответствовали и его интерьеры, в частности залов ожидания и ресторана.
Нажмите, чтобы увеличить
Зал ожидания,
сер. 1930-х гг.
      В отличии от вокзалов Терийоки и Удельная, низкие пассажирские платформы с гранитным краем не имели навесов. Деревянные настилы-тротуары, уложенные по грунтовому основанию перронов, вели к входам в вокзальные помещения. Территорию по периметру вокзала со временем благоустроили, высадив деревья, разбив газоны и цветочные клумбы. Летом из помещений вокзала выносили кадки с растениями. На перроне находился конструктивистской архитектуры вход в подземный туннель. Спустившись в него и пройдя около 25 метров под путями железной дороги, пассажиры выходили на улицу пристанционного поселка через павильон, исполненный в едином с вокзалом стиле. Его входной фасад украшал портал с полуциркульной гранитной аркой и стилизованными колоннами. Зрительно павильон располагался в створе башен центральной части вокзала.

Нажмите, чтобы увеличить
Вокзальный буфет 2-го
класса, сер. 1930-х гг.
      Январь 1918г. ознаменовался началом хаоса гражданской войны в Финляндии. Основные ее события происходили вдали от территории общины Терийоки, подконтрольной революционному Совету народных уполномоченных и удерживаемой отрядами «красного генерала» Хейкки Кальюнена, при поддержке русского бронепоезда. Комиссаром станции Раяйоки был Ялмари Виртанен. Лишь в апреле 1918г. военные действия развернулись в этой части Карельского перешейка — тогда в огне погибли станционные постройки в Райвола (Рощино) и вокзал в Оллила. В конце апреля станция Раяйоки превратилась в один из последних опорных пунктов финских красногвардейцев, взятый штурмом подразделениями группы полковника Э. Аусфельда. В ходе боя за станцию, получили повреждения участок железнодорожного полотна и мост, по которому бойцы разбитой финской Красной Гвардии, их семьи и сочувствующие делу революции бежали в Советскую Россию.

      Набирая силу с конца 1917г., через Раяйоки в обоих направлениях хлынул людской поток беженцев, добровольных и вынужденных эмигрантов разных «мастей», подданных разных стран. Среди них — искавшие лучшей доли простолюдины, бывшие военнопленные, предприниматели, чиновники, интеллигенция и даже заметные фигуры прежнего режима. Так в ночь на 5.11.1918г. на вокзале Раяйоки объявились бывший премьер-министр Империи В.Н. Коковцов с женой, тайно бежавшие из Петрограда и переправленные на лодке через границу, близ Белоострова. По распоряжению коменданта пограничного района К.Н. Рантакари, супругов отправили в Выборг, минуя карантин в Куоккала. Значительная часть беженцев, не говоря об агентах спецслужб и контрабандистах, переходила границу нелегально, с риском для жизни. С этим не могли совладать ни подразделения регулярной Красной Армии, ни финская пограничная стража с помощниками из местного охранного отряда —
Нажмите, чтобы увеличить
Смотр отряда местного
шюцкора, 1920-е гг.
щюцкора, охранявшие в то время границу. К началу 1919г. в здании вокзала, помимо служащих железной дороги, размещались патрульные созданного в октябре 1918г. терийокского пограничного батальона, члены британской репатриационной комиссии, чины полиции, врач, осматривающий «из-за опасений эпидемии» прибывающих. Здесь же проходили допросы и временная изоляция подозрительных лиц. Исправно функционировал механизм пропускного пункта. Очевидец так описывал «тщательный, включительно до раздевания» таможенный досмотр русских, покидающих Финляндию, на станции Раяйоки: «Отбираются все финские деньги свыше 100 марок, продукты, материя и т.д. Унижениям и оскорблениям несть числа. Финские чиновники распространяют всевозможные ложные слухи о насилиях и грабежах, якобы чинимых над беженцами по ту сторону границы». Получившие разрешение на въезд в Финляндию осматривались лишь поверхностно, главным образом, на предмет провоза литературы коммунистического толка. Из-за отсутствия движения поездов между пограничными вокзалами, рубеж приходилось пересекать пешком, таща свой скарб. Не рассчитывающие на свои силы, обращались за помощью к промышляющим извозом, несмотря на грабительские расценки. Так, в начале 1919г. перевоз багажа на подводе от станции Белоостров до реки стоил 5000 рублей; за доставку вещей от моста до станции Раяйоки финские «коллеги» запрашивали 1500 марок.

      В мае 1919г. РСФСР и Финляндия подписали в Раяйоки соглашение о взаимном возвращении своих граждан. Однако, к лету обстановка на границе крайне обострилась — участились провокации, устраиваемые поборниками идеи Великой Финляндии, что и привело в итоге стороны к вооруженному противостоянию. Ночью с 4 на 5 июня 1919г. финны открыли огонь из всех видов оружия по деревне Редуголь (Ретукюля), лесопильному заводу (бывшему братьев Гутерманов), погранзаставе, часовым у переправ. Опасаясь вторжения, советская сторона взорвала мосты через Сестру. Стычки, перестрелки, попытки проникновения на советскую территорию на белоостровском участке границы не прекращались все лето 1919г. От огня финской полевой артиллерии (по другой версии — бронепоезда) водонапорная башня станции Белоостров получила тогда сквозные пробоины, а здание вокзала полностью выгорело. Напряженность на этом отрезке границы сохранялась до самого 1920г.

Нажмите, чтобы увеличить
Таможенный контроль, 1919г.
      Следствием наметившегося в начале 1920г. позитива в отношениях двух стран, стало оживление на пограничных пунктах «Раяйоки» и «Белоостров». В марте-апреле на границу поочередно прибыли несколько эшелонов с лицами, покидающими пределы РСФСР. Кроме граждан Финляндии здесь были британцы, датчане, французы. На финскую сторону они переходили по дощатым настилам, уложенным на конструкции одной из рухнувших в реку ферм железнодорожного моста. Весной 1920г. станция Раяйоки оказалась в круговороте большой политики. В полдень 12 апреля в стенах вокзала начались официальные переговоры о перемирии между Советской Россией и Финляндией. Делегацию РСФСР возглавлял член Реввоенсовета Петроградской трудовой армии М.М. Лашевич, финскую — генерал-майор М. Ветцер. Заседания прервались уже 24 апреля, из-за разногласий по вопросам проведения демаркационной линии и будущей судьбы отрядов красных финнов. Встречи дипломатов возобновились в июне, в эстонском городе Тарту (Юрьеве), где и состоялось 14.10.1920г. подписание текста мирного договора. Установление мира способствовало налаживанию сообщения между берегами Сестры-Раяйоки. Завершение к началу 1921г. работ по восстановлению одной из ферм подорванного моста, позволило организовать временную однопутную железнодорожную переправу, благодаря которой в конце апреля 1921г. очередную партию репатриантов из России доставили поездом прямо к перрону раяйокского вокзала. Осенью 1921г. на станции проездом побывал Максим Горький, следующий через Финляндию в Западную Европу с целью организации компании по сбору средств голодающим России. Известно фото, датированное 16 октября — писатель у вагона, на перроне в Раяйоки. В 1922г. берега реки соединил пролет (в один рельсовый путь) нового моста, имеющего опоры на отремонтированные прежние гранитные устои. В течении 1922-1923гг. сквозное движение поездов вошло в график. За Раяйоки окончательно закрепляется статус официального переходного и таможенного пункта на границе с государством Советов. На станции осуществлялась деятельность врачебного контроля, таможенной и паспортно-визовой службы, органов государственной сыскной полиции.

      Еще раньше — 1.04.1919г. в здании вокзала открыла действие почтовая экспедиция 2-го класса, получившая в 1921г. статус почтовой станции 1-го класса. Учреждение функционировало до начала советско-финляндской (Зимней) войны. Для обработки корреспонденции в нем применялся календарный штемпель диаметром 30мм, с двумя почтовыми рожками и текстом: «RAJAJOKI». Отметим факт применения в период с 1899 по 1919 год строчного почтового штемпеля с подобным названием (но без обозначения даты) в расположенном выше по течению реки населенном пункте Йоутселькя (современное Симагино), что вполне объяснимо. Исстари местность по Выборгскому тракту, между финской деревней Яппиля (ближайшая к границе часть селения Йоутселькя) и ингерманландской Майнила, именовалась у жителей приграничья Раяйоки. Это название зафиксировано на ряде карт начала ХХ века, отмечающих у реки почтовую станцию Рая-йоки. Здесь же находилась и Раяйокская таможенная застава. Напротив, на левом берегу, стояла русская таможня и пост «Раяйокский» 2-го отдела Санкт-Петербургской бригады Отдельного корпуса пограничной стражи. Впрочем, вернемся к географическому пункту, за которым название Раяйоки закрепилось к 1920-м годам…
      В непосредственной близости от железнодорожного узла располагались несколько жилых домов, образуя пристанционный поселок. В 1926г. прямо напротив вокзала открылся магазин акционерного общества «Кооперативная торговля Карельского перешейка», с соответствующим названием «Раяла», т.е. «На границе». Первые годы торговлей в нем заправлял Вилле Мойсало (Мойсандер); ему помогала жена Анна. От станции вели проезды к дороге государственного значения № 15 (современному Приморскому шоссе), где находилась основная масса домов и народная школа селения Раяйоки. Еще одна составляющая часть селения прижалась к реке, близ железнодорожного моста. Однако, от прежнего значительного числа жилых построек, дачных строений и лавок, возникших после учреждения на финском берегу в сентябре 1899г. Белоостровской таможенной заставы (у существовавшего деревянного моста), в 1930-е гг. сохранялось не многим более десятка.

      С конца 1920-х годов Раяйоки начинают приобретать популярность у отдыхающих на финской Ривьере. При знакомстве с местными достопримечательностями, наряду с посещением «Могилы любви» в Метсякюля (Молодежное) и православного женского монастыря в Линтула (Огоньки), им предлагалось сделать фото на память у пограничного железнодорожного моста, окрашенного (пополам) в цвета классовой борьбы. Ракурсы местности, тиражированные в фотографических почтовых карточках фотографа Н.Н. Симановского из Куоккала, фотоателье «Прима» и издателя Антти Пуллинена из Терийоки, неизменно пользовались успехом. В этом плане вокзалу Раяйоки повезло значительно больше, чем его «собрату» в Белоострове, открытому в декабре 1934г. Не считая архивных фото, автору известна всего одна почтовая фотокарточка помпезного белоостровского вокзала, изготовленная с негатива Льва Зиверта в 1935г. издательством «Союзфото», тиражом 25 тысяч экземпляров (факт, кстати, не в пользу бытующего мнения о секретности его постройки).

Нажмите, чтобы увеличить
Открытка 1931г. в
Терийоки с оттиском
штемпеля почтового
отделения в Раяйоки.
      В 1930-х гг. станция Раяйоки являлась конечным пунктом для поездов №243 и №245 из Выборга и местного поезда №241 из Терийоки. Здесь же заканчивался маршрут почтового поезда №3 из Хельсинки, имеющего в составе почтовый вагон №1. Следующий обратным рейсом «Раяйоки-Хельсинки» почтовый вагон носил, соответственно, №2. Эта нумерация имела давнюю историю — со времен финляндской автономии. Далее до Ленинграда, через границу следовал лишь почтовый поезд №7. Перроны обустроили добротными скамьями и вывесками с названием станции. В торжественных случаях на трех мачтах-флагштоках, установленных вдоль главного фасада вокзала, и флагштоке башни поднимали национальные флаги. На вокзале пассажиры пользовались услугами почты, где прием и выдачу корреспонденции вела Альма Херттуайнен. Не пустовали и залы вокзального ресторана, славившиеся почти домашним уютом, благодаря неустанным заботам госпожи Киллстрeм - представительницы известной династии местных торговцев. Начальником станции состоял служащий Саукконен.

      30 ноября 1939г. поезд №7, который прибывал в Раяйоки согласно расписанию в 10:17, дальше станции Райвола не пошел. Для этого имелись серьезные причины... В первые часы начавшейся советско-финляндской войны, район станции Раяйоки почти без боя заняло одно из подразделений 70-ой стрелковой дивизии, наступавшей в направлении Терийоки — Райвола.
Нажмите, чтобы увеличить
Красноармейцы у вокзала,
декабрь 1940г.
      Судя по известной архивной фотографии, выполненной в начале декабре 1939г., вокзальный комплекс при захвате совершенно не пострадал. Хотя по воспоминаниям участников тех событий, отрезок полотна железной дороги финны все же успели вывести из строя. Станция сразу осталась в тылу Красной Армии. Как использовалось здание вокзала до конца боевых действий в марте 1940г. и в период первого советского «освоения» Карельского перешейка 1940-1941гг. — неизвестно. Представляется, что там первоначально могли находиться (по аналогии с 1916г.) медицинские службы 7-ой армии. Могли располагаться и военные строители, уже в начале декабре 1939г. приступившие к восстановлению участка железной дороги от границы до Терийоки, а после окончания войны — до Выборга и новой границы.
      Спустя месяц после начала наступления финской армии на Карельском перешейке, 29 августа 1941г. наши войска оставили Выборг. Уже 31 августа 12-я пехотная дивизия финнов генерал-майора Э.
Нажмите, чтобы увеличить
Руины вокзала,
сентябрь 1941г.
Вихма, преследуя разрозненные части РККА, заняла Терийоки, а 1 сентября достигла Раяйоки, выйдя к старой государственной границе. Станция им предстала в разрушенном виде. От вокзала уцелела лишь часть внешних стен центрального объема и, чудом, дымовая труба котельной. Все остальное превратилось в груды кирпича, нагромождения исковерканных металлических и бетонных конструкций. Как здесь не вспомнить участь другого вокзала — выборгского, архитектурного шедевра Э. Сааринена и Г. Гезеллиуса, над которым со знанием дела потрудились советские саперы в августе 1941г. Закономерно, что в ходе последовавших ожесточенных сентябрьских боев 1941г. за станцию Белоостров, когда эта пядь земли несколько раз переходила из рук в руки, а так же действий позиционной войны 1942-1944гг., был стерт с лица земли и белоостровский вокзал, оказавшийся на передовой.
Нажмите, чтобы увеличить
Будни позиционной войны.
Финские солдаты, 1942г.
      С конца 1941г. по июнь 1944г., по реке и местности Раяйоки проходил так называемый «болотный сектор» обороны финских войск. Туннель вокзального перехода использовался как укрытие-блиндаж. Ураганом огня, возвестившим начало Выборгской операции Красной Армии, 9.06.1944г. укрепления сектора превратились, по свидетельству очевидца тех событий, «...в бескрайнее сито из смыкающихся краями воронок». 10 июня мимо развалин раяйокского вокзала, преодолевая проволочные заграждения и подавляя редкие очаги сопротивления, прошли на Терийоки воины 109-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта И.П. Алферова...

      После образования в августе 1946г. Курортного района, встал вопрос электрификации железной магистрали, проходящей по его территории. Согласно утвержденного приказом МПС от 27.10.1947г. проекта, в районе бывшей станции Раяйоки планировалось построить
Нажмите, чтобы увеличить
Разбор заграждений,
июнь 1944г.
комплекс депо для подвижного состава и целый городок из 60-ти двухквартирных домов. Проект в большей своей части остался на бумаге. Вокзал в Раяйоки, в отличии от терийокского, реконструированного по проекту архитектора А.А. Гречанникова к 1950г., восстановлению не подлежал. Его неприглядные руины разобрали на рубеже 1940-1950-х гг., в ходе работ по прокладке второго пути между Белоостровом и Терийоки (1947г.) и переводе этого участка на электрическую тягу, благодаря чему 4.08.1951г. в Зеленогорск пришел первый пассажирский электропоезд.

      В числе других населенных пунктов Курортного района, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1.10.1948г. выжженную и разрушенную местность Раяйоки переименовали в поселок Дюны. Новое название закрепилось за комплексом построек для рабочих и служащих электро-подстанции Октябрьской железной дороги, возникшим в начале 1950-х гг. на правом берегу Сестры. Прежнее же — Раяйоки, стертое с географических карт, на долгие годы оказалось забытым, впрочем, как и все, связанное с так называемым «финским периодом» истории этих мест. Лишь в середине 1990-х гг., на волне интереса к истории края, благодаря энтузиастам историко-краеведческого объединения «Карелия» и местным краеведам, оно стало известно широкому кругу российских читателей.

Нажмите, чтобы увеличить
Фрагменты вокзала, май
2007г. - фото автора.
      Исчезнувшая станция осталась не только в воспоминаниях и фотографиях. Зримые следы ее существования доступны осмотру и сейчас — достаточно пройти не более километра от моста через Сестру. Ровная площадка с редкими деревьями по левую сторону от железной дороги, четко фиксирует местонахождение вокзала. Угадывается периметр стен; видны фрагменты пола, выложенного плиткой, детали вентиляционных колодцев, люки, арматура, входы в туннель — затопленный ныне грунтовыми водами и заваленный (как водится) бытовым мусором. Посреди площадки очень эффектно смотрятся три каменные чаши прежнего отхожего места. По другую сторону насыпи — заросшая грузовая платформа. Ближе к виадуку трассы «Скандинавия» не составит труда найти смотровые ямы станционного депо. Прямые дорожки и тропы с воронками по краям подскажут нахождение рельсовых путей.

      И еще до наших дней чудом сохранилась часть деревьев, посаженных в каре по 12 штук на флангах вокзала в 1920-е годы. Они хорошо различимы на старых фотографиях в виде молодых саженцев липы. Сегодня их иссеченные пулями и осколками снарядов стволы — живая иллюстрация к малоизвестной странице истории, под названием РАЯЙОКИ.

Ренни С.В.

по материалам сборника «Курортный район. Страницы истории». Выпуск 4. СПб 2009

(текст на сайте переработан и дополнен по сравнению с печатной версией статьи)

обсудить этот материал в Форуме >>>

© BELOOSTROV.RU

список статей


Разработка и поддержка: Aqua$erg © 2006 - 2017