ВАЛГЕСАРЬ · WALKISAARI · WALKEASAARI · ВАЛКИСАРЫ · ВАЛКЕАСААРИ · VALKEASAARI · БЂЛЫЙ ОСТРОВЪ · КРАСНООСТРОВ · БЕЛООСТРОВ
 

Статьи о Белоострове

Белоостровская крепость

 

Белоостровская крепость
времен советско-финских войн

часть II


(читать часть I)

      Бои в Белоострове. Сентябрь 1941 г.

      В начале сентября 1941 года Белоостров находился в центре ожесточенных боев между финскими и советскими войсками. Станция была захвачена противником 4 сентября и отбита на следующий день, но уже через несколько дней она снова оказалась в руках врага.
      Из воспоминаний довоенной жительницы Ирины Чучиной (1928 г.р.) о военных событиях первых дней боевых действий в Белоострове: «9 сентября 1941 года был страшный бой. Бомбили с самолётов, разрывались мины и артиллерийские снаряды. Землянку трясло (землянка была вырыта в последних числах августа 1941г. по указанию сельсовета в 100 метрах от построенного в 1934 г. нового каменного Белоостровского вокзала — М.Л.).
Нажмите, чтобы увеличить
Белоостровский вокзал постр. 1934г.
Арх. Воробьев Андрей Степанович
Дверь насквозь пробило большим осколком снаряда. Мы закрыли дверь матрасом. Это были Содом и Гоморра. Вдруг раздался стук в дверь и на ломаном русском языке кто-то из финских солдат сказал: "Немедленно выходите или мы взорвём землянку". Мы все, нас было 13 человек, вышли из землянки и оказались взятыми в плен. Нас под обстрелом повели в сторону Старого Белоострова. Кругом было много убитых солдат: русских и финнов. Когда рядом взрывались снаряды, нам кричали: "Ложись!". Я упала между мёртвыми солдатами и от страха полезла под одного из них. Спрятала голову, а его рука упала на мою спину. Так под бомбёжкой нас довели до "Миллионного" ДОТа. ДОТ долго бомбили, снаряды разрывались, но крепкие стены и в этот раз выдержали налёт. Когда бой закончился, нас вывели из ДОТа в безопасное место на полянку. Погода была тёплая, солнечная. Нам дали небольшое ведро с макаронами и мясом. Мы были очень голодны, но в таком шоке, что есть ни кто не мог. Оказалось, что все мы были без обуви. Вскоре нас увезли в Финляндию в концентрационный лагерь, который находился в лесу, в местечке Миехиккяля.»
      Все, что можно было предпринять для сдерживания финнов в этом районе — это направить немногочисленные отряды народного ополчения и части 291-й стрелковой дивизии, снятые с южных подступов к Ленинграду. Одновременно, в связи с потерей военно-морских баз на Балтике, к концу августа в Кронштадт прибыли корабли Балтийского флота. Около 100 тысяч балтийских моряков сошли на берег и приняли участие в сухопутных боях на Ленинградском фронте. Один из таких наспех сформированных и необученных отрядов, насчитывающий около тысячи человек, был направлен через Сестрорецк в район Белоострова.
      В ночь с 8 на 9 сентября со стороны Сестрорецка через ж/д мост и сестрорецкое болото отряд был переброшен в деревню Каменка. Бойцы несли на себе минометы, станковые пулеметы, стрелковое вооружение и боеприпасы. Кухня двигалась вокруг озера Разлив. Перед первым боем командирами и политруками было сказано, что Ленинград в опасности, и балтийцы, вооруженные гранатами и грозным оружием — трехлинейкой Мосина, смело пошли в атаку.
Нажмите, чтобы увеличить
Плакат 1941 г.
Нажмите, чтобы увеличить
Балтийские матросы
сошли на сушу 1941 г

      Военный корреспондент Павел Лукницкий, находившийся 14 сентября в деревне Каменка, со слов участников атаки, так описывает этот бой:
      «13 сентября в шесть утра от опушки леса у Каменки и от товарной станции Белоостров был брошен в наступление отдельный особый батальон морской пехоты, поддержанный артиллерией 838-го артполка (подполковника С.С. Васильева) и подразделениями 1025-го стрелкового полка. Батальон морской пехоты не имел опыта и впервые шел в наступление. Балтийцы были направлены с пятисотметрового расстояния по болоту в лобовую атаку на финнов, занимавших хорошо укрепленные позиции, в том числе и мощный Белоостровский ДОТ — непробиваемую снарядами крепость. Подчиняясь приказу, храбрые люди шли бесшабашно в рост по совершенно открытой местности под пулеметы и минометы врага. Станцию взять не удалось. Две передовые роты батальона подверглись катастрофическому разгрому. Третья рота, поддержавшая наступление, также понесла большие потери. Таким образом, батальон потерял половину своего состава. После боя в тыл на санитарных машинах непрерывно поступали раненые. Убитых увозили ночью, хоронили в братскую могилу в поселке Песочный. Командир батальона, полковник Голубятников Н.Е., был разжалован в рядовые и отдан под суд...». (Рядовой Николай Евгеньевич Голубятников был убит в марте 1942 года. ЦВМА, Ф.864. оп.1. д.271 — М.Л.)
Нажмите, чтобы увеличить
плакат 1941г
      С 11 по 27 сентября артиллерия Балтийского флота осуществляла обстрел вражеских позиций в районе Белоострова. Стреляли пушки линкора «Октябрьская революция» (главный калибр 305 мм); крейсера «Киров» (180 мм); северных фортов (152, 203, 254 мм).
      Для корректировки артиллерийского огня по дну Финского залива был проложен телефонный кабель между фортом «Первомайский» и Сестрорецким Курортом. Наблюдательный пункт со стереотрубой находился на станции Курорт, в верхней части водонапорной башни. С этой позиции моряки-корректировщики могли хорошо просматривать передовую линию финнов — от берега Финского залива до Белоострова, села Александровка, деревни Мертуть и далее — до туманного горизонта.
      Рассказывает довоенная жительница деревни Соболевка (находилась на полпути между Александровкой и Старым Белоостровом, семь домов, ныне не существует) Ребоне Ирина Апполоновна (так в паспорте): «Брат моего отца, Иванов Анатолий Михайлович, служил на Балтийском флоте и вспоминал, что в сентябре 1941 года он, выполняя приказ, стрелял по своим родным местам, переживая и мучаясь, что его снаряды разрываются в Белоострове, убивая мирных жителей».
      20 сентября был предпринят самый мощный штурм Белоострова. В этот день в 6 часов утра корабли и форты Кронштадта произвели особенно мощный огневой налет. За 10 минут было выпущено 311 снарядов.
      «...Для поддержки атакующих в Белоостров прибыл бронепоезд. При хорошо развитой сети железных дорог стало возможным перебросить его с южной стороны Ленинграда. Также поддержку обеспечивали 838 артиллерийский полк и подразделения 1025 стрелкового полка.
      Участвующее в атаке пехотное соединение состояло из разных родов войск. Здесь были пехотинцы, пограничники, ополченцы, балтийские моряки, пешие танкисты, партизанская группа.
      ...Предполагалось — с 6:00 до 6:15 произвести массированный налет авиацией, но из-за дождя и густого тумана ее участие в последний момент было отменено. Артподготовка была столь мощной, что финны по крайней мере с полчаса не могли опомниться. В 6:10 должны были выйти в атаку танки, с тем чтобы вслед, закрепляя за ними позиции, устремилась пехота. Но получилась некоторая несогласованность во взаимодействии между пехотой и танками. ...Танки с исходного положения вышли в 6.17, двигаясь кильватерной колонной, впереди были шесть КВ, восемь Т-34, за ними двадцать легких Т-26...»
.
(В бой был брошен последний резерв современных танков КВ и Т-34. К июню 1941г. в Ленинградском военном округе из современных танков были шесть КВ, восемь Т-34, один Т-40. Барышников Н.И. и др. История Ленинградского военного округа — М.Л.)
Нажмите, чтобы увеличить
Июнь 1942 г. Танк КВ №1
в Кузьмине ручье
и финские солдаты
(см. схему местности близ
"Миллионного" ДОТа)
      Подробности танковой атаки 20 сентября в Белоострове стали известны после войны. Три легких танка Т-26 пересекли Кузьмин ручей в 100 метрах от белоостровского ДОТа, ниже деревянного моста на Александровском шоссе, но были подожжены финнами и подорвались на своих снарядах. Один тяжелый КВ пытался там же пересечь ручей, но завяз в в мягком грунте. Долгое время этот танк, также как и ДОТ, были достопримечательностью финской обороны.
      Рассказывает житель Белоострова Анатолий Константинович Кильвияйнен (1930 - 2005): «В конце 1940-х годов я участвовал в утилизации трех легких танков, разрушенных от взрыва. Металл разрезали автогеном. За работу мне заплатили по 100 рублей за каждый танк. Один танк, тяжелый КВ, стоял прямо в Кузьмине ручье. Он был цел. В лобовой броне было большое отверстие от снятого пулемета. Танк КВ утилизировали в начале 1950-х годов (тогда я служил сержантом в армии и был механиком - водителем танка Т-34)».
      20 сентября Павел Лукницкий записал: «Через два часа после начала штурма сопротивление финнов в городе (на станции и в поселке Белоостров) было сломлено. Но заминка, произошедшая из-за несогласованности пехоты и танков, помогла отступающим финнам переправиться через реку Сестру... В час дня... на перекрестке дорог генерал-майор Лавринович был убит — пуля финского снайпера попала ему в висок...».
      Тот же эпизод, но по-другому, рассказывает очевидец этого боя И.М.Голушко (впоследствии генерал-полковник):
«Вдруг под первым и тут же под вторым танками раздались взрывы. "Мины", — пронеслось в голове. Через несколько метров и танк генерала Лавриновича вздыбился, окутался клубами пыли и дыма. Мы побежали к машине. Люк механика-водителя был приоткрыт, я заглянул внутрь и увидел сидящего на месте радиста генерала. Его голова была запрокинута, глаза закрыты. Со слезами на глазах механик-водитель рассказал, что перед самым взрывом генерал приказал приоткрыть люк, чтобы посмотреть, где пехота, и осколком в голову был убит наповал».
      Всего в этом бою было подбито шестнадцать танков. Двенадцать из них удалось эвакуировать. В результате тяжелого и кровопролитного боя враг был выбит со станции и из поселка Белоостров, но на северной окраине поселка в руках у противника остался выступ глубиной около 500 метров. В этом выступе как раз и находился белоостровский АПК, контролировавший большой участок местности. Передовые окопы финской обороны располагались от него на расстоянии 150 метров.
Нажмите, чтобы увеличить
Финские солдаты
у Миллионного ДОТа июнь 1942г
Нажмите, чтобы увеличить
Схема из кн.1 Павла Лукницкого
"Ленинград действует"

      Рассказывает бывший комсорг батальона балтийских моряков А. Большаков: «К вечеру 22 сентября батальон приготовился к новой атаке. Противник обнаружил его передвижение и открыл огонь. Положение складывалось тяжелое. <Комиссар батальона> Иван Петрович Лобачик подал команду открыть ответный огонь и повел бойцов в атаку... В нескольких метрах от ДОТа комиссар был тяжело ранен, упал и был захвачен в плен врагами... Изуродованное тело И.П. Лобачика было найдено разведчиками на вражеской территории и принесено в расположение батальона».
      В дальнейшем были предприняты еще несколько попыток захватить АПК, но они также закончились неудачно. К концу сентября 1941 года линия фронта на Карельском перешейке, в том числе и в районе Белоострова, стабилизировалась, хотя там имелся опасный клин, угрожавший всей линии обороны 291-й дивизии. Тем не менее, до начала в июне 1944 года Выборгской наступательной операции здесь происходили лишь бои местного значения.

      Бои в Белоострове. Июнь 1944 г.

      В начале июня 1944 года войска Ленинградского фронта приготовились к штурму первой полосы финской обороны на Карельском перешейке, располагавшейся у линии фронта и представлявшей собой систему укреплений полевого типа с сильными узлами сопротивления и опорными пунктами.
      Перед наступлением пехоты в районе Белоострова необходимо было разрушить самое мощное укрепление — белоостровский АПК, занятый финнами в первых числах сентября 1941 года.
      Для разрушения было решено использовать две 203-миллиметровые гаубицы образца 1931 года (или Б-4). Эти орудия являлись первой советской артиллерийской системой большой мощности. Масса несамоходного орудия на гусеницах была 17 700, снаряда — 100 килограммов. Снаряды — осколочные, фугасные, бетонобойные. Дальность стрельбы составляла 18 километров, скорострельность — один выстрел в минуту. Орудия не имели броневой защиты, вели огонь по позициям противника навесным огнем и, как правило, располагались на расстояния около пяти километров от линии фронта. Эти орудия финские пленные и перебежчики уважительно называли «Сталинская кувалда».
      4-й батареей 18-й гаубичной артиллерийской бригады большой мощности командовал гвардии капитан Иван Иванович Ведмеденко. После контрольной стрельбы прямой наводкой с расстояния 1200 метров, прямо на полигоне в Токсово, командирам орудий Селиверстову и Роганову, наводчикам Леонову и Пашкову за особую меткость командующий артиллерией фронта вручил часы (чтобы поразить две цели им понадобилось два снаряда).
      Для обеспечения точной стрельбы Ведмеденко, как было позже написано в наградном листе, «рискуя своей жизнью, оборудовал свой НП на расстоянии 150 метров от противника, откуда лично корректировал огонь по ДОТ "Миллионер". Во время его разрушения.< …> ДОТ "Миллионер" вместе с его гарнизоном был уничтожен и наши войска на этом участке не встретили сопротивления врага и успешно продвинулись вперёд.» (сохранена орфография документа. - М.Л.).
      А.В. Буров в статье «Удар по "Миллионеру» пишет:
      «Несколько ночей артиллеристы прокладывали гать, по которой тракторами подтягивали к ДОТу тяжелые гаубицы. Чтобы шум тракторов не насторожил противника, за 4 дня до этого в разных направлениях и в разное время суток курсировали тяжелые тракторы. На рассвете 9 июня под прикрытием тумана на заранее подготовленные позиции батарейцы подтянули два орудия…»

Нажмите, чтобы увеличить
Перспектива рва со стороны железной дороги,
Октябрь 20014 г.
Нажмите, чтобы увеличить
Место изгиба рва,
Октябрь 20014 г.
Нажмите, чтобы увеличить
Схема обстрела ДОТа двумя гаубицами
батареи капитана И.И. Ведмеденко
9 июня 1944 г. (по М. Логунцову)

      Гаубицы поставили на прямую наводку на расстоянии около 1200 метров от цели. Восходящее солнце слепило противнику глаза. ( По данным метеослужбы Ленинграда в этот день температура была: в 7 часов утра + 8*С, в час дня +26*С, в семь часов вечера +24*С. — М.Л.).

Нажмите, чтобы увеличить
Карельский перешеек июнь 1944г.
Расчет гаубицы 203мм
Нажмите, чтобы увеличить
Гвардии капитан
(на снимке - майор)
Ведмеденко И.И.

      «...Вначале гаубицы вели огонь по ДЗОТам, затем по земляной обваловке ДОТа, пока не открылась узкая полоска тыльной стороны стены белоостровской крепости. От первого бетонобойного снаряда на железобетонной стене ДОТа осталось лишь белое пятно. Это был советский бетон высокого качества. Второй снаряд ударил в ту же точку, за ним третий, четвертый.
      Ведмеденко досадовал: «После трех-четырех выстрелов наводка сбивалась. Тяжелые орудия вместе с бревнами, на которых стояли, погружались в болотистый грунт. Их вытаскивали тракторами, сверху утонувших бревен укладывали еще ряд и снова устанавливали на свое место…» И железобетон не выдержал. Вначале появились небольшие выбоины, затем трещины. Наконец в стене образовались две черные дыры. Теперь снаряды влетали внутрь ДОТа и разрывались в боевых казематах.»
.
      Всего по АПК было выпущено 140 снарядов и зафиксировано 136 прямых попаданий.
      На наблюдательном пункте Ведмеденко пробыл, ежеминутно глядя в лицо смерти, полных десять часов. Тогда капитану было двадцать три года. 24 июня 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Все артиллеристы батареи были награждены орденами и медалями. При уничтожении АПК потерь в личном составе и материальной части не было.
      После войны И.И. Ведмеденко окончил Военную академию имени Ф.Э. Дзержинского, продолжал службу в рядах Советской армии. В 1967 году уволился в запас в звании полковника. Работал начальником отдела кадров военторга. С 1982 года — на заслуженном отдыхе. Жил в городе Новоград-Волынске Житомирской области. Участвовал в военно-патриотическом воспитании молодежи. Награжден орденами Ленина, Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями.

      Выше была представлена изложенная в документах и военной литературе «артиллерийская версия» разрушения белоостровского «Миллионера».
      А вот как выглядели события по воспоминаниям другого непосредственного их участника, начальника инженерных войск Лениградского фронта генерала Б.В. Бычевского.
      Из книги Б.В.Бычевского «Город — фронт»:
      «— А как наш ДОТ у Белоострова? — вспомнил я неприятную историю захвата финнами осенью 1941 года одного из крупнейших долговременных сооружений, не вооруженных и не занятых гарнизоном. — Не удалось его отбить?
      — К сожалению, нет, — ответил (командующий 23-й армии генерал) А. И. Черепанов. — Финны очень сильно прикрывают его. Штурмовать без общего наступления — жертвы большие будут. А разбить прямой наводкой — это же надо восьмидюймовую пушку близко подтащить и не одну сотню снарядов выпустить. Пока нет смысла этого делать. У финнов там несколько пулеметов установлено. Но стреляют они оттуда редко.»

      Перед началом наступательной операции было проведено совещание командного состава. О так называемом «Миллионере» было известно, что его построили в 1938г. под руководством инженера 70-й дивизии Мермана, погибшего в первые дни советско-финляндской войны 1939 — 1940 г.г. ДОТ имел подземный этаж на глубине трех метров. При строительстве — в сооружение было уложено около 700 куб. метров бетона марки 600.
      Имелся также чертеж ДОТа и макет, по которому была изготовлена деревянная копия.
      Предполагалось уничтожить ДОТ с прямой наводки двумя гаубицами 203 мм, установленными не ближе, чем в километре от цели. Обстрел должен был производиться по тыльной, наиболее слабой стенке. Но и в ней было уложено шесть сеток арматуры диаметром от 12 до 16 миллиметров.
      Одновременно была сформирована и штурмовая группа сапёров во главе с капитаном Богаевым. В её задачу входило, в случае необходимости, перед атакой пехоты подорвать ДОТ снаружи. Для этого было приготовлено полтонны взрывчатки.
      9 июня в 8 час. утра гаубицы открыли стрельбу. Богаев вместе с командиром батареи Ведмеденко находился на наблюдательном пункте, следя за результатами стрельбы. Примерно на 30-ом снаряде в стереотрубу стали видны обрывки прутьев арматуры, и Богаев возвратился с наблюдательного пункта в свой батальон, доложив командиру, что взрывчатку, похоже, удастся сэкономить.
      В конце дня, после окончания обстрела ДОТа, командующий артиллерией 21 армии генерал Михалкин сообщил по телефону командиру 109 стрелкового корпуса генералу Алферову о том, что «с "Миллионером" артиллеристы "покончили" после сотни снарядов. И там, вокруг ДОТа, мертвая тишина.»
      Но Алферов ответил, что отбоя перед атакой давать саперам он не будет.
      Из книги Б.В.Бычевского «Город — фронт»:
      «— А если "Миллионер" живой? Амбразуры-то не видны? Там не один каземат. Полк дивизии Ястребова пойдет в атаку, а оттуда вдруг полыхнет?"
      И штурмовая группа Богаева была направлена в полк.
      Вечером 9 июня на многих участках, предстоящего завтра прорыва, провели разведку боем. Проникнуть к "Миллионеру" через первую траншею не удалось: оттуда велся интенсивный пулеметный огонь.
      10 июня с 6 час. утра от залива до центра Карельского перешейка по финским позициям били с предельным темпом три тысячи орудий, их бомбили несколько сот самолетов.
      По свидетельству командира 1-го пехотного полка финской армии (в дальнейшем генерал-лейтенанта, начальника генерального штаба финской армии) Т.В. Вильянена, "был такой огненный ад, которого никогда не было в истории Финляндии» .
      Впоследствии премьер-министр Финляндии Линкомиес писал, что следовало создавать главную линию обороны не близко от фронта, а дальше от нее, используя более удобные, для этого условия местности. Но маршал Маннергейм, по мнению Линкомиеса, принимал во внимание в данном случае следующее: «Если бы цепь укреплений начали строить далеко от фронта, то, естественно, распространилось бы мнение, что верили в возможность сдачи противнику той части перешейка, которую заблаговременно не укрепляли. По это причине размещение цепи укреплений планировалось вдоль исторической государственной границы».
      В 8 часов 20 минут огонь в Белоострове начал переноситься с первой траншеи противника на вторую.
      По команде Богаева взвод саперов с гранатами и дымовыми шашками бросился вперед. Перед ДОТом — все сметено, перевернуто. Ни проволоки, ни мин. Одни воронки. Серая громадина молчала. Однако тут же сразу с двух сторон ударили финские пулемёты. Пришлось направить бойцов в обе стороны по траншее, и уже через несколько минут послышались взрывы гранат, автоматные очереди. Стук пулеметов прекратился.
      Командир взвода сапёров Аскеров добежал до ДОТа. Там тихо. Богаев не вытерпел, бросился тоже туда. «Миллионер» по-прежнему молчит. Амбразуры и вход почти завалены землей от разрывов тяжелых снарядов; на стене и в перекрытии десятки глубоких рваных ран-отколов с торчащим металлом арматуры. А сквозных пробоин нет...
      Тем временем цепи нашей пехоты уже преодолели вторую линию траншей. Богаев, Аскеров и саперы спрыгнули с перекрытия, отошли в сторону. Богаев решил чуть подождать, а потом осмотреть ДОТ внимательнее. Ясно, что взрывчатка теперь не нужна, «Миллионер» мертв, но что там внутри?
      И в этот момент раздался подземный взрыв огромной силы… Очнулся Богаев уже метрах в 15 от ДОТа, на руках у санинструктора Григорьевой.

      Что же произошло с АПК?
      Непосредственно перед взрывом сапёр Качамин заметил двух финских солдат, убегавших оттуда, и застрелил их. Возможно, это были финские сапёры, взорвавшие сооружение.
      «Миллионер» уже не торчал серой громадиной. Семьсот кубометров железобетона было разворочено на отдельные глыбы. Перекрытие толщиной в полтора метра раскололось и встало «на попа».
      По предположению Б.В.Бычевского, в нижнем этаже находилось не менее трех тонн взрывчатки. Возможно, там был устроен склад. В любом случае финским сапёрам оставалось только установить замыкатель с часовым механизмом, что они, судя по всему, и сделали.
      Из книги Б.В. Бычевского «Город — фронт»:
      «Почему мы, начальство, предусмотрели, казалось, все, кроме того, что финские саперы могут сделать то же, что делали мы в 1941 году при отходе из укрепленного района (Выборга - М.Л.)?
      — Зазнались мы тогда немного, — сказал мне Богаев после выздоровления.»


      13 июня 1944 г. в газете «Ленинградская правда» появилась фотография взорванного белоостровского АПК со следующей подписью: «Ленинградский фронт. Карельский перешеек. На снимке: мощный железобетонный дот, разрушенный советской артиллерией и авиацией в районе прорыва. Фото Р.Мазелева и В.Тарасевича (ЛенТАСС)».
Так к истории «Миллионера» добавили ещё один миф - об участии в его уничтожении авиации.

Нажмите, чтобы увеличить
Снимок разрушенного белооостровского ДОТа "Миллионер",
опубликованный в газете "Ленинградская правда" 13.06.1944

Михаил Логунцов
«Сестрорецкие Берега» №21(326) ноябрь 2014 г.

Уточнение: Газетный вариант дополнен и исправлен 18.02.2015 г. в публикации на сайте. Также добавлены дополнительные фотоматериалы

читать окончание в последней части статьи >>>


обсудить этот материал в Форуме >>>

© BELOOSTROV.RU

список статей


Разработка и поддержка: Aqua$erg © 2006 - 2017